Великий хлебороб Терентий Семенович Мальцев.

«Взглянув на карту Зауралья, вы увидите в долине двух речушек, впадающих в Тобол, Шадринский район. Здесь я занимаюсь опытной работой». Так в далеком 1934 году начиналась статья Терентия Мальцева в журнале «Колхозник». Максим Горький, принимавший участие в его издании, прочитав рукопись крестьянина из Сибири, цветным карандашом написал: «Вот как растут люди, полезные Родине».

Родился Терентий в простой деревенской семье бедного крестьянина Семена Мальцева 10 ноября 1895 года.  Мачеха заменила ему родную мать, умершую, когда Терёше было всего  2 года. Любила его как родного, может потому, что своих детей не имела. Отец тоже души не чаял в единственном сыне, воспитывал его по всем канонам старообрядческой веры.

Рос Терентий крепким и смышленым парнем, очень хотел он учиться, но в школу ни одного дня не ходил.  «Без грамоты проживешь, — внушал отец. — Зачем она? От Бога все, только молись усердней». А Терентию страсть как хотелось научиться читать и писать. Ребята на занятия, он – в поле,  на луга, в огород. Копать, поливать, грядки пропалывать, скотину пасти. У сверстников узнавал буквы, цифры. Бумаги и карандаша не было. Зимой писал палочкой на снегу, летом – на прибрежном песке, в придорожной пыли. В девять лет слыл среди сельчан грамотеем. Женщинам–солдаткам читал письма от мужей с русско-японской войны, писал ответы. Втайне от отца доставал книги, прятал их подальше. Самым большим страхом было то, что отец обнаружит их, браниться будет, а то и выкинет.

С самого детства отец приучал Терентия к труду. Он помогал отцу пахать, боронить землю, сеять пшеницу. Но часто урожай рождался скудным, жила семья Семена Мальцева  впроголодь. В один года совсем плохо было – единственная лошадь подохла, избёшка старая сгорела… Благодаря помощи односельчан смог отец купить и перевезти из соседней деревни новую избу – началась другая жизнь. Но тут опять беда – Первая мировая  война.

Пришлось Терентию, тогда уже молодому парню, поменять соху на винтовку. Окопы, атаки, отступления, смерть товарищей. Затем четыре года немецкого плена. Быстро выучил язык, подружился с тамошними коммунистами.

В 1919 году, вместе с другими военнопленными, создал русскую секцию при компартии Германии. Десятилетия спустя, уже на XXVII съезде КПСС познакомился с генеральным секретарем ЦК Социалистической единой партии Германии Эрихом Хонеккером. По его приглашению посетил места своей солдатской неволи.

Те четыре года не прошли даром. Наблюдал за тамошним хозяйством. Земли вроде бы не лучше наших, а урожай выше. Почему?

Вернулся домой в неурожайном, голодном 1921 году. Весна наступила рано. Можно было начинать полевые работы, но до Пасхи в поле никто не выезжал: такова была местная традиция.

Терентий нарушил ее и вопреки словам отца начал боронить землю, благодаря чему она сохранила влагу.  На участке Мальцева дружно взошли сорняки. Прежде, чем сеять хлеб, уничтожил их культивацией, так что семена легли в хорошо подготовленную почву. Приступили к севу и соседи. Сроки поджимали, и на борьбу с сорняками у них не оставалось времени. Уже набравшие силу они, конечно, глушили всходы пшеницы. Осенью ждал односельчан скудный урожай. Только у Мальцева он оказался отменным. Это была первая победа, хотя и серьезный риск. Ведь неудача могла обернуться для семьи недобором хлеба, голодом.

Не однажды Терентий замечал: семена, случайно попавшие в кромку полевой дороги, буквально втоптанные в земную твердь, дают прекрасные всходы, хорошо развиваются. Задумался: почему? Может, вовсе не стоит надрываться с глубокой пахотой? Оборачивать пласт, неизбежно иссушая почву, причем тратить на это драгоценные время и силы?

Попробовал взрыхлить только верхний слой, на четыре–пять сантиметров – глубину заделки семян. Отец, заметив это, запричитал: «Оставишь без хлеба!». Позволил «умничать» лишь на одной делянке. Осенью дала она, в пересчете на гектар, 26 центнеров пшеницы. На остальной площади едва собрали по пять центнеров.

Примирился с сыном старый хлебороб Семен Абрамович, стал во всем слушаться, помогать. Терентий с головой ушел в свои опыты. Отбирал для сева семена покрупнее, заделывал в почву, когда пройдет опасность ранней весенней засухи, пойдут благодатные дожди. Но тут встала новая преграда. Пшеница не успевала созреть до осеннего ненастья. Значит, нужны другие, раннеспелые сорта. Достал и их.

В годы коллективизации односельчане избрали Терентия колхозным полеводом. Теперь под его началом были сотни гектаров, которые должны были кормить семьи, давать хлеб стране.

Агротехника «по Мальцеву» требовала специальных сельскохозяйственных орудий. И тут проявил он себя новатором, конструктором. По его чертежам на местных заводах изготовили плоскорезы, которые рыхлят почву, не оборачивая пласт, плуги для безотвальной глубокой вспашки, дисковые лущильники.

В послевоенные годы мальцевская система земледелия набирала силу, известность. К нему зачастили гости из хозяйств Поволжья, Северного Кавказа, степных районов Казахстана. Но ее широкое применение, даже в Зауралье, сдерживала нехватка специальной техники.

В феврале 1947 года Мальцева пригласили на пленум ЦК ВКП(б) с тем, чтобы он рассказал о своем методе. Проблема зерна, продовольствия стояла особенно остро. До заседания успел побывать у министра земледелия, просил помочь тракторами. Тот обещал выделить с десяток, а нужны были сотни. И вот Мальцев на трибуне.

Рассказывая о своем опыте, просил не повторять его шаблонно. Всюду свои климатические, почвенные особенности, которые надо учитывать. Сидевший в президиуме И.В. Сталин слушал внимательно, по временам что–то записывал.

А когда речь зашла о технике, спросил:

— Сколько нужно тракторов, товарищ Мальцев?

— Пятьсот.

— А что еще нужно?

— И на этом спасибо, товарищ Сталин.

Ответ вождю показался остроумным. Он чуть заметно ухмыльнулся. Зал, а это были члены правительства, партийные руководители, известные ученые, практики, тоже встретили речь сибиряка аплодисментами.

После появилась в селе Мальцево опытная станция, руководителем которой стал Терентий Семенович. На ее базе проводились опыты по выращиванию пшеницы в различных природных условиях и селекция ее новых качественных сортов.  Благодаря этой успешной работе, Мальцев укрепил свое положение удачливого экспериментатора.

Небывалые для тех времен урожаи пшеницы на непаханой земле — более 20 центнеров с гектара — стали объектом постоянного внимания прессы, высоких партийных и советских руководителей. Не счесть было газетных, журнальных публикаций, радио- и телепередач.

В августе 1954 года Мальцев принимал в своей деревне делегатов Всесоюзного совещания по сельскому хозяйству.

Мероприятие осчастливил своим присутствием Никита Хрущев. Около пяти часов он дотошно обследовал поля. Был восхищен видом пшеницы. Густой, колосистой, волнами переливающейся на ветерке. Подбрасывал свою шляпу, любуясь, как она ложится на колосья, не пригибая их, словно на стол.

«Так бы в стране все работали, как товарищ Мальцев, — заметил высокий гость. — Некуда было бы хлеб девать». Только за два с половиной года в колхозе, после визита Хрущева, побывало около 3,5 тысячи человек.

Все свои 99 лет Терентий Семенович строго чтил заветы отца: не пить, не курить, не брать в руки карты и оружие. Винтовку, правда, пришлось взять, но не по своей воле.  Остальные заповеди соблюдал свято.

Ни разу в жизни Мальцев  не воспользовался отпуском. Все в поле, в лугах. На вопросы о секретах долголетия недоуменно пожимал плечами. Дескать, живу, и все тут. Хотя перенес на своем веку всякое. Похоронил умерших от голода троих детей. Четвертый, Костя в августе 1943 года геройски погиб в бою у деревни Верхолюдки Сумской области. Тогда же проводил Мальцев на фронт еще одного сына, Савву, который возвратился тяжело раненым.

Всех, с кем хоть раз довелось общаться, помнил по имени–отчеству. Мог цитировать на память целые страницы из полюбившихся книг. Сокрушался: молодежь чурается крестьянского труда, а у специалистов нет должного усердия и прилежания.

Терентий Семенович Мальцев – Почетный академик ВАСХНИЛ, дважды Герой Социалистического труда, награжден Сталинской премией, орденом «Большая звезда дружбы народов», кавалер шести орденов Ленина, двух Трудового Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции и «Знак Почета» и многих медалей. За сохранение и развитие  лучших традиций российского крестьянства удостоен званий Заслуженный работник сельского хозяйства СССР, Почетный гражданин России,  Почетный гражданин Курганской области, Почетный гражданин Шадринска, Почетный гражданин Шадринского района. В селе Мальцево открыт музей его имени. В музейный комплекс входит: дом, в котором проживал Терентий Семенович, сельскохозяйственная опытная станция им. Т.С. Мальцева, хата-лаборатория, бронзовый бюст, мемориал на его могиле. Похоронен он на кладбище              с. Мальцево.

Он прожил долгую, наполненную делами и свершениями жизнь. Он стал гордостью и славой  Родины. «Надо знать. Надо уметь. Надо желать. Надо действовать» — это заповеди, это жизненное кредо Терентия Мальцева, ставшего легендой своего времени.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

*

code